Успенская церковь (с. Алешково)

Успенский храм (с. Алешково)

Церковь Успения Пресвятой Богородицы с. Алешково является элементом УСАДЬБЫ АЛЕШКОВО (памятника Федерального значения), сложившейся в начале XIX века, когда она принадлежала П.А. Новиковой. Последующие владельцы – дворяне Кожины, а затем озерские предприниматели Щербаковы. Ансамбль в формах классицизма, характерных для 1800-х гг., занимает вершину пологого холма. Его постройки, вытянутые вдоль склона образуют панораму, рассчитанную на восприятие с подъездной дороги.

Успенская церковь, выстроенная из кирпича в стиле классицизма, датируется 1819 годом.

Композиция храма с двумя равновеликими приделами (правый освящен в честь святителя Николая Чудотворца, левый – преподобномученницы Евдокии) симетрична относительно продольной и поперечной осей благодаря наличию западных обсидальных выступов, соответствующих восточным алтарным полукружиям. Крытый переход соединяет храм с 3-х ярусной колокольней.

Северный и южный фасады оформлены 4-х колонными портиками римско-дорического ордера, во внешнем убранстве также применены разделенные полуколоннами 3-х частные окна, медальоны над проемами.

Центральный объем завершен массивным световым барабаном с куполом, барабанчиком и главкой.

До постройки храма в 1819 году приходским храмом в округе была Николаевская церковь соседнего с. Обухово. Храм этот пришел в упадок и разобран, а вместо него был возведен храм в с. Алешково.

Притч Никольской церкви: священник Андрей Николаев, дьячок Никифор Марков и пономарь - дьякон Никифор Емельянов были переведены в новую церковь.

В 1834 году в приходе Успенской церкви значился 81 двор. В 1846 году приход состоял из 99 дворов, где проживало 398 лиц мужского пола и 480 лиц женского.

Приход был весьма беден, но получал помощь от местной помещицы Прасковьи Ивановны Новиковой. Она сразу после освящения храма в 1819 году положила в банк 6000 руб., а процент от вкладов в кол-ве 300 руб. в год был направлен на вспомоществование притча церкви. К 1846 году вклад уже составлял 1714 руб. 28,5 коп., проценты в год составляли 85 руб. 71,5 коп, что и выплачивалось притчу как жалованье.

В приходе Успенской церкви кроме с. Алешково состояли села Реброво и Обухово, и деревни Речицы и Хохлово.

Последний владелец усадьбы М.Ф. Щербаков был музыкально образованным человеком (окончил Московскую консерваторию и официально получил сразу 2 специальности – дирижера и регента хоровых групп). Создал при храме церковный хор, который репетировал в доме Щербаковых.

Интересен эпизод из жизни этого замечательного человека. Сразу после революции, Михаил Федорович передал все права на свои владения, в том числе и на усадьбу Алешково, новой власти. А сам стал служить начальником пожарной команды в Озерах. Напротив городского Собора стоял бронзовый памятник Александру II Освободителю. Его новые власти решили скинуть. А поскольку подъемные механизмы тогда были в дефиците, решили, чтобы это сделали пожарные. Тем более, что многие хорошо помнили что М.Ф. Щербаков участвовал в освящении памятника в 1912 году с московским генерал-губернатором В.Ф. Джунковским, готовясь к празднованию 300-летия Дома Романовых. Он счел это для себя личным оскорблением, заявив, что, будучи пожарным, он в политических акциях участвовать не будет. Ему это решили не прощать, но страну всколыхнул июль 1918 года. Началось выступление эсеров. Большевиков разогнали. Только в одном месте Озер они еще сопротивлялись, забарикадировались. Это был дом по ул. Ленина, 41. Штаб эсеров находился неподалеку - в нынешнем Советском переулке, в одноэтажном темном старом сейчас доме, напротив гостиницы, между детским садом и бывшей почтой. Между этими объектами и шла основная перестрелка. Дом советов имел преимущество – 3-этажный каменный, чердачные окна в виде бойниц (сейчас они замурованы). Подъезды и подходы простреливались, но все же осажденные были обречены.

Их решено было ”выкурить”. К стенам дома со всех сторон смельчаки тащили хворост, доски, катили бочки с горючим. Но только вспыхнул огонь, как бдительный страж на пожарной каланче ударил в колокол. Буквально через несколько минут пожарный обоз разворачивался вокруг здания. Произошла заминка и с той, и с другой стороны. Эсеры отлично знавшие бывшего фабриканта кричали: ”Куда ты, Михаил Федорович! Разуй глаза-то, смотри, где свои, где чужие. Кто тебя собирается в тюрьму укатать?”

И вот здесь Михаил Федорович во второй раз произнес свой афоризм: “Пожарный я, а не политик! ” И уже громовым голосом крикнул: “По местам молодцы! Приступить к тушению!”

Ему не посмели мешать. Лишь один зарвавшийся эсер вскинул винтовку. Из отбитого рукой руководителя восстания ствола пуля убила лошадь. “Не мешай ему тушить!” – был приказ сквозь зубы…

Через несколько минут раздались выстрелы прибывшего из Коломны отряда ЧОНа. Их десантные цепи прочесывали Озера. Пожарные заливали последние головешки. Этот эпизод спас М.Ф. Щербакову жизнь.

Умер Михаил Федорович в 1936 году.